лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его...

Фаворит неувязка сибири сибирика сибиряк сибирь выживание зверек отшельник одиночество

Страничка 1 из 2

лет жил один в тайге. Позже он одолел собственный ужас и вышел к людям. Но сейчас все страшились его...

ВладимирЧернецкий выбрал странноватый метод борьбы за свою свободу. Если это вообщем можно именовать борьбой…. В уходе из обычного мира выражался его лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... протест против бесчеловечности, и в нем же, по его словам, заключалось собственное спасение.

Я находил его длительно. В Кабанске, в Турунтаево, в Кике… Случаем отыскал в Прибайкальском районе, около Одичавшего озера. Рейсовый автобус тут всегда делает остановку по пути в Баргузин. Спросил без всякой надежды у торговцев лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... семечками и кедровыми орешками: не слышали ли они чего-нибудть о Владимире Чернецком? И мне сходу проявили на стоящую с боковой стороны даму: «Вот, она с ним живет…»

— Только Вовка вряд ли захотит говорить с вами. Нелюдимый он, ни с кем не знается, —поделилась со мной своими сомнениями Наталья, сожительница Чернецкого.

Дом лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его..., в каком они живут, – на самом краю деревни. На заборе новая табличка «Осторожно. Злая собака». Для таежного селения схожее предупреждение – все равно что оскорбление. Не принято тут такое…

Больше 20 годов назад Владимир Чернецкий сбежал из армии. Служил в стройбате под Иркутском. Еще в самом начале, когда был «салагой», его лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... вкупе с другими бойцами направили в командировку в Улан-Удэ. От бурятской столицы до его родной Кики – две сотки км. Старослужащие посчитали, что это практически рядом, и выпроводили Вовку домой за самогонкой.

В деревне прибывшего «на побывку» бойца угощали в каждом доме. И он не отрешался. Когда протрезвел, сообразил лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его..., что стал дезертиром. Добровольно поехал «сдаваться» в райвоенкомат. Там его препроводили в милицию. Оттуда – в комендатуру. Отсидел без всяких приговоров 40 5 суток, пока не прислали за ним офицера из части.

Он ждал, что его повезут под конвоем. А старший лейтенант, забрав дезертира, настроился «гулять» и предложил Вовке лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... съездить… в Кику. Гостя поили некоторое количество дней. На оборотном пути офицер возжелал еще «погулять». Сейчас пьянка с юным бойцом продолжилась в одном из поселков на Селенге…

Только недели через две они добрались до части. Вовка не знал, как сопровождавший его офицер объяснил командованию причину таковой долговременной «задержки». Но лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... «старлея», после разъяснений никак не наказали… А Чернецкого сразу направили в психиатрическую поликлинику. Таковой поворот для него был страшным потрясением. Владимир до сего времени с содроганием вспоминает, как 6 «амбалов» в белоснежных халатиках пробовали вынудить его делать какие-то мед процедуры. И он, молчун по собственной натуре, все обосновывал и обосновывал, что лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... в лечении не нуждается. Что затолкали его в «психушку» по наговору… С ним соглашались и в «воспитательных» целях демонстрировали местного безумного, который, по словам санитаров, совершенно не так давно тоже смотрелся «бодрячком».

Через полмесяца Вовка возвратился в часть подавленный, но с вожделенным для него диагнозом: полностью нормален. Командир гарнизона прочел лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... мед заключение и с нескрываемым раздражением пообещал, что все равно посадит его до конца службы.

В части царствовал беспредел. На «точках», где они работали, не было даже намека на дисциплину. Практически все прогуливались в самоволки. Но на это закрывали глаза. Он тоже «отлучился» — и получил 10 суток лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... «губы». Каждый его шаг, как «ненормального солдата», был под особенным приглядом. А под конец службы, все тот же командир напомнил ему о собственном обещании. Вовку сходу как током пронзило. Решетки «психушки» все еще продолжали сниться ему ночами. И хотя до демобилизации оставалось чуток больше месяца, он решил бежать.

— Ты хотя бы сейчас лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... признаешься для себя, что тогда показал слабость? – спрошу я Владимира, еще не зная всей истории.

Он недоуменно поглядит на меня и ответит:

— В чем слабость?! Отец мне всегда гласил: никогда не кради, не лги, и старайся ни от кого не зависеть… Дед с 4 лет приучивал к самостоятельности лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... и отпускал 1-го в тайгу… Каким вырос – таким и вырос… Может, шибко свободным. Потому, как умею, так и защищаюсь. Вреда я никому не принес…

КАК ОТ ГРЕХА

Крадучись, он пробирался к «своей» тайге по зимнему Транссибу. Избегал многолюдных мест. Страшился людей в форме. Был уверен, что его уже всюду лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... отыскивают. Преодолев пешком четыре сотки км, он в конце концов свернул с дороги в кедрач и ощутил облегчение. Далее начинались безлюдные места и тайга без конца и края. Отыскать тут человека фактически нереально, только бы самому не потеряться.

Но через какое-то время ужас быть пойманным начал его преследовать вновь. Практически лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... три месяца он скитался по байкальским предгорьям, каждый денек меняя место ночлега. Спал под открытом небом у костра. А морозы тут в тридцать-сорок градусов – обычное дело. Но с собой у него не было ни теплой одежки, ни припаса товаров, ни даже ружья.

Давным-давно в этих местах у эвенков лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... существовал ужасный обычай. Зимой, когда от охотников отворачивалась фортуна и пища была на финале, старики добровольно покидали стойбище. В тайгу они уходили на верную погибель, но таким макаром целый род получал дополнительный шанс на выживание.

У Владимира Чернецкого надежда на спасение была исключительно в нем самом. Дней через лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... 10 из отысканной проволоки он сделал петли и изловил первого зайца. В заброшенной охотничьей избушке нашел заржавевший топор.

В январе отпраздновал «новоселье» в малеханькой хижине-землянке, срубив ее из вековых сосен.

Единственной едой у него была приготовленная на огне зайчатина. Ел ее без соли и хлеба. Но случались периоды, когда лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... петли оставались пустыми, и некоторое количество дней попорядку на завтрак, обед и ужин у него была только талая вода.

— Ни о чем я тогда не грезил, не считая как о еде, — без охоты вспоминает пережитое Владимир. — Все мысли были только о пропитании. Каждую минутку. Каждый час. Я шел по лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... тайге и падал от бессилия. В зайчатине ведь жира нет. А больше силам взяться было неоткуда…

Поближе к весне, когда кончились спички, он решил спуститься с гор и выйти на трассу. Для обмена взял добытых зайцев. В этом факте – вся его натура. Даже находясь на грани голодной погибели, так лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... и не позволил для себя опуститься до попрошайничества.

Изнурительные вылазки по глубочайшему снегу он решал еще несколько раз, пока случаем не столкнулся на трассе со знакомым, который сказал, что из части прислали его документы о демобилизации. Но его самого вроде бы в живых уже и не числили.

Только лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... поближе к лету Владимир Чернецкий решил возвратиться в свою деревню. Кожа да кости – вот и все, что от него осталось. Да еще душа еле теплилась. А по документам, оформленным задним числом, выходило, что проводили его из армии чуть не под марш «славянки». Таким макаром кто-то из военных снял с себя лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... всю ответственность за безо всяких следов исчезнувшего бойца.

Вовка тогда расценил все по-своему:

— Я тогда поразмыслил, что есть все-же, наверняка, на земле справедливость. Кто-то разобрался из командования в моей истории и решил все по совести.

Но от власти с того времени он решил держаться подальше. Как лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... от греха. И начал очень пить. Но этим в Кике никого не удивишь.

ВЫСТРЕЛ В СПИНУ

Помыкавшись без работы, Чернецкий вновь ушел в тайгу. Собирать сосновую смолу – живицу. Труд этот – тяжелейший. Необходимо сделать подсочку сотен деревьев и потом ухаживать за каждым из их, как за дойной коровой. Все делал лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... сам. Одиночеством больше не тяготился. Страхов никаких не было. Над головой – голубое небо. Рядом – говорливая речка с хрустальной водой. Воздух пропитан духмяным запахом янтарной живицы… Свобода. И можно безбоязненно, когда захочешь, спускаться в родную деревню. Правда, разговаривать ему ни с кем не хотелось…

После его побега из армии прошло 5 лет лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его.... Происшедшее стало забываться. Душа успокоилась. В марте он в конце концов пришел в Кику, чтоб получить накопившиеся средства за сданную живицу. Подумывал обзавестись домом. Внезапно нагрянули из милиции. Ему предъявили обвинение в изнасиловании малолетней девчонки и отвезли в СИЗО.

Два месяца следователь выбивал из него показания. На лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... одном из допросов прямо произнес: не сознаешься в этом, все равно найдем, за что высадить. Магазин вот в отдаленном поселке ограбили…А ты ведь не напрасно в тайге прячешься… Так что дорога для тебя отсюда исключительно в кутузку…

Следователь оставил его 1-го для раздумий, а Вовка встал и лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... решительно пошел к выходу. И никто его не приостановил. Ну и приостановить его тогда, наверняка, было нереально.

Из городка он уходил в тайгу по хребтам. Две сотки км прошел за неделю. Пока пробирался, питался только соцветиями багульника.

Находить его начали сходу. По лесовозным дорогам разъезжали милицейские машины. С вертолета лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... высаживались опергруппы. Он их лицезрел. Они его – нет.

Сначала прятался в верховьях Хаима. Потом перебрался на речку Турку. Единственной его едой сейчас была рыба. Но ловилась она изредка. Не оправдался его расчет и на существовавший таежный закон. Ранее в охотничьих зимовьях всегда было принято оставлять для заблудшего путешественника припас товаров. Сейчас лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... этой традиции никто не придерживался. Каждый стал мыслить только о для себя. Подфартило только в один прекрасный момент: съел оставленные кем-то консервы.

В один прекрасный момент увидел на реке рыбаков. Как они отчалили от берега, пробрался к месту их привала и съел все чистки картошки.

Владимир лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... научился вести себя так осторожно, что даже животные время от времени не замечали его. С медведем он старался, чтоб их пути-дороги не пересекались. Один раз на излуке реки случаем вышел на топтыгина. Пятясь, ушел по распадку. А вот лиса пришла к нему сама. Ночкой, когда он спал. Чернецкий, услышав лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... шорох, пробудился и крадучись стал находить причину беспокойства. Рыжеватая плутовка доедала остатки его ужина. Он длительно следил за ней, а позже произнес: «Что же ты такая беззаботная?!» Лиса, лицезрев рядом человека, остолбенела, а потом во всю прыть ринулась бежать, не разбирая дороги.

Он всегда страшился, чтоб его точно так же лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... не застали врасплох. Но жизнь в неизменном напряжении тоже имеет свои пределы. Владимир тяготился отсутствием людского общения. На одной из отдаленных лесосек рискнул подойти к вахтовикам. Те его покормили и поведали, что полиция отыскивает каких-либо 2-ух преступников, которые сбежали, завладев автоматами. Какой-то из них еще к тому же лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... ограбил магазин и прячется кое-где в этих местах.

Чернецкий на беглого правонарушителя похож не был. Чтоб не утратить человечий вид, он каждый денек заставлял себя бриться осколком лезвия.

Была у него еще одна случайная встреча с охотниками – папой и отпрыском, – те тоже повторили уже слышанную лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... им историю, но только добавили детали, по которым он без усилий вызнал в «опасном преступнике» себя самого.

Всякий раз, чтоб уйти от вероятного преследования, он делал страшные «марш-броски». За некоторое количество дней, к примеру, добрался до верховий Ямбуя. А позже, практически сходу, повернул назад, пройдя по самым буреломным местам лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... 600 км.

Он сообразил, что, воспользовавшись его побегом, на него начали «вешать» нераскрытые злодеяния. Потому решил отыскать в тайге знакомого собирателя живицы. И через него, как через посредника, передать в деревню весточку о собственный невиновности.

— Я его считал мужчиной с мозгами, — ведает о той встрече Владимир, — ради него столько верст отмахал, а лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... он увидел меня и ружье наставил. Гласит: полиция была, произнесли, если объявишься, то можно стрелять тебя, как небезопасного рецидивиста. Во всесоюзном розыске ты… В общем не возжелал он меня слушать. А я был в полной убежденности, что найду у него осознание. Оборотился я и пошел. В лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... спину он мне не выстрелил. Но в милицию сказал. И опять над тайгой летал вертолет…

В деревню он пришел в конце лета. Пришел открыто. И ничего уже не страшился. Сейчас все страшились его.

ЖЕРНОВА СВОЕВОЛИЯ

Брали Владимира Чернецкого – ужаснее не придумаешь. Пошел по нужде в туалет и через щель увидел лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его..., как со всех боков его окружает полиция. Дело было после дождика и те, кто подбирался к нему ползком, были по уши в грязищи.

— Они ведь тоже получили информацию, что я «особо опасный», — ведает Владимир, — а все мое «вооружение» — перочинный нож. Сопротивления я не оказывал. Но вокруг их было, как муравьев.

В лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... СИЗО прапорщик лупил его в грудь связкой ключей. Он свалился.

— Это они зло на мне за побег вымещали. Позже повели на 2-ой этаж. Думаю… продолжать на данный момент будут. А следователь расспросил меня мало-мало, а позже вопрос задал: нигде никакого злодеяния не сделал? Я говорю: «Сделал. Взял в одном лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... охотничьем зимовье три банки тушенки». Он поглядел на меня пристально и произнес: «Ну, тогда считай, что свободен». Только еще полтора месяца меня продержали. Но уже не лупили. Вообщем не трогали. Дождались решения Верховного Суда о прекращении всесоюзного розыска и отпустили. «Вместо» меня в кутузку посадили 1-го лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... «черта» из Кики, который со следователем водку вовсю жрал. А та девчонка позже от него родила... Меня же просто обмолвили — свои, деревенские. Все подстроено было.

Когда его выпускали, никто перед ним не извинился. Только спросили: сетовать, наверняка, на нас будешь?

Он возвратился домой и снова ушел в тайгу. Не лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... было у него ни сил, ни желания жить посреди людей:

— Для меня после того варианта каждый человек стал страшнее зверька. А оно и по жизни так. Медведя пока не тронешь, и он не тронет. А человек может просто из ничего для тебя вред сделать. Зверек человека лучше осознает. Если зверьку лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... добро сделаешь, он это никогда не забудет. А человек может.

Таежное одиночество Владимира Чернецкого продолжалось длительно. Очень длительно. Он годами говорил сам с собой. И этот собеседник был для него и самым близким другом, и самым ненавистным противником.

Отшельником он стал еще в 80-м году, при Брежневе, а насовсем лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... возвратился к людям — только при Ельцине. Казалось, был должен возвратиться в совершенно другой мир. Вроде целая эра в жизни страны мимо него прошла. Но по сути и для него, и для тех, кто никуда не уходил, — тут не много что поменялось. Как жили бедно люди в этих местах лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его..., так и живут. Было тяжело, а стало еще сложнее.

Катигоричные перемены произошли с самим Владимиром. Пить он бросил совершенно. Прежние «друзья» враз от него отвернулись. Но не это главное:

— Сколько в тайге жил — мозги ведь всегда трезвыми были, — делится он со мной своими размышлениями. — И я за этот период времени лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... не только лишь жизнь по-настоящему узнал, да и себя сообразил. А для этого силу воли необходимо огромную иметь, чтоб во вовнутрь свою заглянуть. Много я передумал…Ведь меня могли ни за что убить, сжить со свету. Выдержал. И на данный момент зла ни на кого не таю лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его.... Если разобраться, то кому сейчас сложнее? Мне? Либо тем, которые грех на душу взяли? Я ни о чем же не жалею. Сообразил, что неплохой жизни на всех бы хватило, если б люди стали хотя бы чуть-чуть сознательнее.

Чернецкого многие не понимают и даже осуждают. Но он не ужаснулся заявить лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... о собственном личностном существовании, пусть даже таким необыкновенным методом. Никогда не решал свои задачи за счет других. Он просто не побоялся быть независящим. А психологи сейчас в собственных исследовательских работах отмечают, что в обществе прогрессирует странноватая неувязка: люди, рождаясь свободными, панически не желают ими быть. Появился даже новый вид лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... ужаса – ужас быть свободным. Рабская психология становится синонимом комфортности.

Его родной дядька, Николай Петрович, произнесет: «Вовке досталось через край. Если б он в войну от чужих уходил, то ему бы за все это «героя» дали. А так, вроде и из окружения бежал, но только от своих»…

— О кое-чем мечтаешь на лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... данный момент? – спрошу я у Владимира в конце нашего ночного разговора.

— Ни о чем. Землю бы мне дали, а остальное все сам бы устроил.

Перед отъездом захожу в сельсовет. Местный глава ничем особо не обнадеживает:

— С землей тяжело. Необходимо поначалу провести инвентаризацию… Только вот для чего Чернецкому земля лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его...? Я считаю, что лучше ему жить там, где на данный момент живет.

«Там» — значит в доме с табличкой «Осторожно. Злая собака». Я уже знал, что это дача 1-го безбедного улан-удэнца. Владимир в ней — «на птичьих правах». Сторожит ее за 200 рублей за месяц. Если его выставят за лет жил один в тайге. Потом он победил свой страх и вышел к людям. Но теперь все боялись его... порог, податься ему будет некуда. Разве что снова в отшельники.

Прощаясь, Чернецкий меня спросит:

— По телеку передачу лицезрел о выживании людей на полуострове… «Последний герой» именуется. Так я не сообразил ничего. Живут, как в раю, а мучаются, как будто в ад попали. Неуж-то и правда есть жизнь такая?


lev-tolstoj-v-nachale-puti-2-glava.html
lev-tolstoj-v-nachale-puti-24-glava.html
lev-tolstoj-v-nachale-puti-4-glava.html