Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)

Летописание периода Киевской Руси (X — начало XII в.)

Особенностью этого периода летописания можно считать становление погодной сетки летописного повествования. Мы не знаем, какую форму имели самые 1-ые летописные тексты. Есть основания полагать, что погодная форма записи не была единственной и появилась не сходу. Мысль Погодных статей могла появиться под воздействием календарных таблиц Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), которые встреча­ются в богослужебных книжках. В XIX в. были обнаружены книжки, в каких сразу находятся и календарное упоминание бытия, соотнесенное с датой таблицы, и развернутая летопис­ная погодная запись о том же событии, помещенная вне рамок блицы. Календарные таблицы, применяемые православной цер­ковью, может быть Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), закрепляли практику четкой фиксации собы­тий.

В период существования Древнерусского страны летописа­ние велось в самых больших городках — в Киеве и Новгороде. По уцелевшим поздним летописям более много мож­но вернуть киевское летописание, которое не ограничива­лось киевскими событиями и регистрировало многие действия, происходившие на всей местности тогдашнего страны. Та Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)­ким образом, киевское летописание XI — начала XII в. можно найти как общерусское.

Летописание периода феодальной раздробленности (30-е гг. XII — конец XV в.)

На данном шаге отличительной чертой летописания было рас­ширение его географии. Не считая Киева и Новгорода новые лето­писные центры появились в Чернигове, Переяславле Южном иПереяславле Суздальском, Владимире Южном Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) и Галиче Южном, Владимире на Северо-Востоке, Твери, Москве, Смоленске, Пско­ве и т.д. Тут создавались различные по формам и содержа­нию сочинения. Кроме больших летописных произведений, охва­тывавших действия от библейских времен до времени работы по­следнего летописца, стали появляться короткие родовые и личные княжеские Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) летописцы, объектом внимания которых был ограни­ченный круг лиц и событий. Следы схожих летописцев обнару­жены исследователями в почти всех поздних летописях. В критериях феодальной раздробленности содержание создаваемых летописей, обычно, отражало местные действия.

Летописание разных центров исследовано сейчас неравномер­но, предпосылкой этого является недостающая источниковая база. Отрывочные свидетельства о Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) летописании в ряде княжеств не позволяют более либо наименее много вернуть и охарактеризо­вать своды, создававшиеся местными создателями. В центре внима­ния исследователей находятся киевское, новгородское, владимир­ское, столичное, галицко-волынское летописания, следы кото­рых обнаруживаются в летописях, сделанных в XIII —XVвв.

Летописание Российского централизованного страны (XVI — XVII Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) вв.)

В период существования одного Российского централизованного страны летописание перетерпело определенные конфигурации. Они были обоснованы сначала политическими факторами, посреди которых основным стало установление в Рф самодержа­вия. Для поддержания новейшей политической системы создавалась новенькая официальная идеология, отраженная в почти всех историче­ских и литературных сочинениях как светских, так и церковных Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) создателей.

Согласно политической концепции XVI в., Российское государ­ство было легитимным преемником Византийской империи. Инте­рес к глобальной истории и необходимость вписать русскую исто­рию в мировую породили новый для Рф тип исторического сочинения — хронограф. Еще в период Киевской Руси летописцы познакомились с византийскими хронографами, в каких по­следовательно излагалась глобальная Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) история, начиная от «сотво­рения мира». Многие находящиеся в их сведения использова­лись летописцами в качестве источников собственных произведе­ний, справочных данных по хронологии.

Летописцы XVI в. также занесли собственный вклад в разработку и рас­пространение новых политических мыслях. В особенности огромную роль в этом сыграли московские официальные Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) летописи, носившие общерусский нрав. Так же, как и создатели литературных сочи­нений, летописцы XVI — XVII вв. более серьезно и тщательно, чем ранее, ведали о деятельности и жизни величавых кня­зей (с 1547 г. — царей).

Не могло не отразиться на летописании XVI — XVII вв. и нара­стание объема инфы Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), которая сохранялась в письменном виде. Этот рост был обоснован сначала созданием в XVI в. системы повсевременно действующих муниципальных органов управ-1ения, где письменно регились этапы принятия и ис­полнения решений по самым различным вопросам. Делопроизвод­ственный материал воспринимался летописцами не только лишь как новенькая разновидность источников, да и как подтверждение Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) досто­верности сообщаемого известия.

В XVI в. в работе неких летописцев, причастных к офици­альному летописанию, отмечается новый момент: они стали со­здавать черновики сочинения.

Летописи Лаврентьевская и Радзивилловская (в ее 2-ух перечнях: Радзивилловском и Столичном академическом) в собственном начале име­ют «Повесть временных лет», доведенную до 1110 г Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). с очевидно оборван­ным известием о возникновении в Киеве пламенного столба, после этого сразу читается запись игумена Михайловского Выдубицкого мо­настыря (в Киеве) Сильвестра о том, что он в 1116 г. «написах книжка си Летописець» во время княжения в Киеве Владимира Мономаха. Под 852 г. в тех же летописях приведен расчет Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) годов российской истории, при этом создатель обещает довести изложение «Повести времен­ных лет» до 1113г.: «тем же от погибели Святославля до погибели Ярославли лет 85, а от погибели Ярославли до погибели Святополчи лет 60».
Из сравнения этих данных можно вывести два положения: 1) что в Лаврентьевской и Радзивилловской летописях «Повесть вре­менных лет» представлена не Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) в начальной редакции, которая должна была доходить до 1113 г. и под этим годом, естественно, сооб­щать весть о погибели Святополка, и 2) что Сильвестр, возможно, был только редактором начальной редакции и к руке его необходимо отнести исключение из текста начальной редакции изложения 1111, 1112, 1113 годов.
Ряд наблюдений, о которых скажем ниже, как Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) и старая (XIII в.) литературная традиция, ведут нас к представлению о том, что авто­ром этого произведения, т. е. начальной, не дошедшей до нас, редакции «Повести временных лет», был монах Киево-печерского монастыря Нестор. Означает, труд Нестора, который он окончил 1113 годом, был проредактирован начальником другого киевского Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) монастыря в 1116 г. и исключительно в этой редакции до нас сохранился. Вопрос о восстановлении начальной, Нестеровой, редакций 1113 г., как и вопрос о степени и приемах переработки ее Сильвест­ром в 1116 г., будут предметом нашего предстоящего внимания. На данный момент же мы укажем, что Ипатьевская летопись (в ее 2-ух главных Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) перечнях: Ипатьевском и Хлебниковском) ведет нас к заключению, при сопоставлении ее текста «Повести временных лет» с текстом «Повести временных лет» Сильвестровской редакции, что, не считая редакции Сильвестра, в Киеве же в 1118 г. была составлена еще другая редакция, которая существенно переработала редакцию Сильвестра и, кажется, располагала при всем этом начальной редакцией Нестора Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) 1113 г.
По правде, в Ипатьевской летописи изложение 1110 года не знает того неоконченного известия об пламенном столбе в Киеве, какое мы находим в Лаврентьевской и Радзивилловской летописях; на­против, это весть в Ипатьевской летописи доведено до конца; во-2-х, в Ипатьевской летописи после 1110 г. идет изложение, по собственному нраву Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) и пространности полностью примыкающее к изло­жению до 1110 г., и только с 1118 г. начинается ряд коротких записей, дающих повод мыслить о том, что изложением 1117 г. окончился узнаваемый шаг летописной работы в Киеве.
К этому можно привести и то наблюдение, что редактор этой но­вой редакции «Повести временных лет Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)» сам указал на 1118 г. как год собственной работы. Дело в том, что в числе других различий этой редакции 1118 г. от редакции Сильвестра 1116 г. необходимо указать на пополнение начального текста «Повести временных лет» сооб­щениями ладожских рассказов и преданий. Так, под 1114 г. летописатель к известию о закладе каменной стенки в Ладоге Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) сделал увлекательную приписку о каменном дождике, выпадающем близ Ладоги, и о северных странах, лежащих за Югрою и Самоядью. Приписку эту создатель сделал в первом лице («пришедъшю ми в Ладогу, поведаша ми ладожане») и сослался в конце, как на «послухов», на Павла ла­дожского и всех ладожан. Под 1096 г Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). тот же летописатель сделал еще приписку о северных странах, где живет югра и самоядь, о таинственном народе, заключенном там в горах и ведущем с югрою ме­новую торговлю, указав, что все это ему сказал со слов собственного «отрока» Гюрята Рогович. В рассказе 1114 г. летописатель приводит ссылку из Хронографа, а в рассказе Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) 1096 г. - из «Откровения Мефодия Патарского». В конце концов, тот же летописатель в узнаваемый рас­сказ «Повести временных лет» о призвании Рюрика с братьями занес поправку о том, что Рюрик поначалу сел княжить в Ладоге и только после погибели братьев пересел в новый город - Новгород.
В рассказе под 1096 г Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). о заклепанном в горах народе летописатель обронил указание, что сведения об этом народе он получил от Гюряты Роговича за четыре года пред этим («преже сих 4 лет»). Если мы вспомним, что в Ладоге летописатель был в 1114 г., то этот год будет за 4-мя годами от 1118 г., когда записал он рассказ в Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) летопись.
Итак, когда в Киеве был составлен Нестором летописный свод под заглавием «Повесть временных лет», доводивший свое изложение до погибели киевского князя Святополка (1113 г.), то свод этот подвергся переработке Сильвестра в 1116 г., которая имела фуррор и заслонила от нас первоначальную, Нестерову, редакцию. Потом через два года в Киеве Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) же появилась новенькая редакция «Повести временных лет», продолженная до 1118 г.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТЕКСТОВ ЛЕТОПИСНЫХ ПАМЯТНИКОВ, ПРЕДШЕСТВОВАВШИХ И ИСПОЛЬЗОВАННЫХ «ПОВЕСТЬЮ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»

Определение 4 слов в составе «Повести временных лет», естественно, ведет к вопросу: может быть ли вернуть вид и текст этих предыдущих «Повести» 3-х слоев как летописных памятников? С именованием Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) А. А. Шахматова связана попытка дать ответ на поставленный выше вопрос, при этом ответ этот дался А. А. Шах­матову не сходу, что отразилось в заглавиях, усвоенных им для вос­становления летописных текстов XI в.
В Новгородской I летописи младшей редакции, при сопоставлении ее с текстом «Повести временных лет Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)», находим сначала до 1016 г, и позже в границах 1053-1074 гг. текст летописи более старой, чем «Повесть», но близкий к последней. Исследование младшей редакции Новгородской I, которое дано будет ниже, принуждает мыслить, что в числе источников, составивших посреди XV в. этот летописный свод, был применен Новгородский свод 1418 г., в каком и было в Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) первый раз дано то слияние «Повести временных лет» с более древнею летописью, которое сейчас мы находим в младшей редакции Новго­родской I. Естественно, Новгородский свод 1418 г. не мог воздействовать на составление «Повести временных лет», монумента начала XII в. Да и «Повесть временных лет» не могла воздействовать на Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) составление на­чального изложения Новгородского свода 1418 г., так как там мы не находим ни одной выписки из Амартола, ни 1-го контракта Руси с греками, а так систематически сокращать текст «Повести», конеч­но, не сумел бы ни один редактор древности. Заметим, к примеру, что, согласно повествованию Новгородской I летописи младшей редакции Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), после Рюрика вступил на престол Игорь, отпрыск его, у которой был воеводою Олег. В «Повести временных лет», как понятно, Игорь после погибели Рюрика оказывается малолетним и за него правит князь Олег. Что Олег был самостоятельный князь, а не воевода Игоря, составителю «Повести» стало ясно из контракта 911 г., заключенного Олегом с греками Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). Как следует, включая договоры с грекам в состав собственного труда, создатель «Повести» обязан был перестроить изложение собственного предшественника. Если б сейчас представили, что повествование Новгородской I младшей редакции тут является сокращением «Повести», то нам было бы совсем неясно почему при сокращении этом Олег получил титул воеводы Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) и был разжалован от княжеского титула и самостоятельного княжения в Киеве.
Итак, ни Новгородская I младшей редакции не могла получить изложения из «Повести временных лет» методом сокращения, ни «Повесть», монумент начала XII в., - из Новгородской I, монумента XV в. Как следует, и тот и другой тексты всходят к общему источнику Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), который А. А. Шахматов именовал Исходным сводом.
Имея от этого Исходного свода два кусочка: начало до 1016 г. и изложение 1053-1074 гг., нужно поставить перед собою вопрос, где же этот Исходный свод кончался. Он предшествовал «Повести» и был создателем «Повести» применен, как следует, определение его окончания должно совпасть с началом самостоятельной Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) работы ав­тора «Повести». А. А. Шахматов в определении окончания исходил из того любопытного вступления, которым раскрывался Исходный свод. В этом вступлении создатель противополагает старых российских князей и их дружину современности: те князья и дружинники не были жадны, не выдумывали различных методов через судебные штрафы разорять население и Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) самим обогащаться, а задумывались только об оборо­не Российской земли и содержали свою дружину за счет завоеваний, как и дружина задумывалась только о славе князя и Российской земли. И эти князья и дружинники «расплодили были землю Русьскую». Вот за ненасытность современных князей и дружинников Бог и навел сейчас на нас поганых Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), которые уже угнали скот наш, разорили села наши и имущество. Разумеется, что создатель писал свое вступление под свежайшим впечатлением огромного половецкого разорения. Это дает нам право сравнить это вступление с описанием в «Повести» половецкого разорения 1093 г. и считать, что этим описанием кон­чался Исходный свод. 19)
Что «Повесть временных лет Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)», как и Исходный свод 1093 г. и предыдущий Исходному своду летописный текст, о котором скажем ниже, все были составлены в Печерском монастыре в Киеве, - в этом не может быть ни мельчайшего сомнения: так нередко все три создателя молвят по всякому поводу об этом монастыре и так ни с чем же Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) не пропорционально обширно о нем молвят. Сопоставляя потому с Исходным сводом рассказ Печерского Па­терика (XIII в.) о резком осуждении только-только вступившего на киевский стол Святополка игуменом Печерского монастыря Иваном за корыстолюбие и насилие, мы вправе сделать предположение, что создателем Исходного свода 1093 г. был этот игумен Иван. Итак, в Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) базе «Повести временных лет» Нестором был положен Исходный свод 1093 г. игумена Ивана, а, как следует, часть «Повести» от 1093 г. до 1113 г. была самостоятельною работою Нестора. Восстанавливая Исходный свод 1093 г. из обработки его Нестором мы для изложения 1016-1052 гг. и 1074-1093 гг. можем это делать только методом приложения тех общих суждений Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) о приемах этой обработки, которые мы получаем из исследования этих приемов в части до 1016 г. и меж 1052-1074 гг., где пред нами и подлинный текст Исходного свода (в Новгородской I младшей редакции), и подлинный текст «Повести временных лет».
Углубляясь в исследование Исходного свода 1093 г., нельзя не направить внимание на очень Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) искусственное построение изложения в нем хода событий, приведших к крещению Владимира в конце X в Под 986 г. сообщалось о приходе к Владимиру представителей различных вер, предлагавших князю принять их веру. Все представители эти молвят очень короткие речи, и всем им Владимир так же коротко показывает на причину, по Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) которой он не может принять их веры. Потом выступает с речью греческий «философ», который гласит пространнейшую речь и в конце указывает Владимиру картину «страшного суда». Владимир гласит, что ему бы хотелось быть на этом суде с праведниками. «Философ» обещает это Владимиру, если он крестится. Если прикинуть соотношение речи Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) «философа» с речами прошлых по изложению представителей вер, то на всех этих представителей отведено (по печатному изданию) неполных две странички текста, а на речь «философа» - 16 страничек. И этот объем речи «философа», и заключительный разговор с ним Владимира вызывает у читателя ожидание того, что Владимир на это предложение представителя греческой веры Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) ответит согласием. Но, к удивлению, Владимир не отвечает «философу» ни согласием, ни отказом, а оттягивает ответ, хотя в сердечко собственном уже и решил вопрос: «Володимер же положи на сердци собственном, рек: пожду еще ма­ло, хотя испытати о всех верах». И под последующим 987 г. в Началь­ном своде изложено это Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) испытание вер. Избранные Владимиром мужи объезжают надлежащие страны и, возвратившись, утверждают, что греческий культ наилучший из всех («есть служба их паче всех стран»). Мы не будем останавливаться над нелепостью этого расска­за, в каком основная тема повествования 986 г. (об истинности вер) подменена вопросом о том, чей культ лучше всех Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), а обратимся к его заключительной части. Казалось бы, если речь философа уже уверила Владимира, то доклад мужей о том, что греческий культ - наилучший из всех, должен совсем уверить Владимира, т. е. ожидаем в заключении рассказа описания крещения, но на самом деле Владимир только задает боярам вопрос о том Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), где же принять кре­щение. На этот странноватый вопрос бояре отвечают туманно: «где ти любо». Потом под 988 г. идет узнаваемый рассказ, как Владимир взял Корсунь и востребовал у греков сестру царей в супруги. Потому что согласие царей было дано под условием окрещения Владимира, то он это и сделал.
Невольно Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) появляется предположение, что в этих повествованиях, Исходного свода под 986, 987 и 988 гг. мы имеем дело с очень искусственным построением, вызванным желанием крещение Владимира связать с походом на Корсунь и оттянуть это событие от реального года его совершения - 986 г. - к году Корсунского похода - 988 г. А. А. Шахматов, предприняв для выяснения этого Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) вопроса исследование всех «житий» Владимира, установил внелетописное существование рассказа о крещении Владимира в Корсуни, послужившего материалом для создателя Исходного свода. Он именовал этот внелетописный рассказ Корсунской легендою и сделал опыт его реконструкции, делая упор в базе на т. наз. «Житие Владимира особенного состава» (в Плигинском сборнике). Отсюда можно смело Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) мыслить, что в том летописном тексте, который предшествовал Исходному своду, крещение Владимира было изложено после речи философа, а поход на Корсунь был описан под 988 г. как поход Владимира-христианина.
Конкретно такая конструкция этого старого летописного памят­ка для обозначенных годов подтвердилась тем коротким извлечением из него, которое указал Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) А. А. Шахматов в «Памяти и похвале князю русскому Володимеру, како крестися Володимер и детки своя крести и всю землю Рускую от конца и до конца, и како крестися баба Володимерова Олга преже Володимера. Списано Ияковом мнихом». Монумент этот, непростой по составу, имеет внутри себя летописные заметки, входившие в состав старого вида Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) этого монумента, которые, как и сам монумент, умалчивают о крещении Владимира в Корсуни, т. е. еще не знают Корсунской легенды.
Если все летописные заметки «Памяти и похвалы» мниха Иакова мы расположим в хронологическом порядке, то получим короткое изложение из разумеется более широкого летописного повествования. Приведем эти заметки вполне Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.): «И седе [Володимер] на месте отьца собственного Святослава и деда собственного Игоря. А Святослава кънязя Печенези убиша. А Яропълк седяше Кыеве на месте отьца собственного Святослава. И Ольгу идущю с вои у Вьруча града, мост ся обломи с вои, и удавиша Ольга в гребли. А Яропълка убиша Кыеве мужие Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) Володимерови. И седе Кыеве кънязь Володимер в осмое лето по сьмьрте отьца собственного Святослава, месяца июня в 11, в лето 6486. Крьсти же ся кънязь Володимер в 10-е лето по убиении брата собственного Яропълка. И каяшеся и плакашеся блаженыи кънязь Володимер вьсего того, елико сътвори в поганьстве, не зная Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) Бога. По святем же крьщении пожи блаженыи кънязь Володимер 28 лет. На другое лето по крьщении к порогам ходи. На третие Кърсунь город възя. На четвьртое лето Переяславль заложи. В девятое лето десятину блаженыи христолюбивый кънязь Володимер въда цьркъви святей Богородици и от имения собственного. О томь бо и сам Господь Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) рече: идеже есть ськровище ваше, ту и сьрдьце ваше будеть. И усъпе с миромь месяца июля в 15 дьнь, в лето 6523 о Христе Иисусе, Господе нашемъ».
Непременно то, что эта летопись, давшая приведенные заметки, значительно отличалась от Исходного свода. Она докладывала факты, которых нет в Исходном своде (ср. поход Владимира Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) на 2-ое лето после крещения к порогам) либо которые были в последнем изложены по другому (поход на Корсунь указан без связи с крещением), и давала хронологические определения, расходящиеся с определениями Исходного свода: крещение эта старая летопись относила за 28 лет до погибели Владимира, т. е. к 986 г. (а Исходный свод Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) - к 988 г.); взятие Корсуня - на третье лето после крещения, т. е. к 989 г. (в Исходном своде к 988 г.), и др.
Делая упор частью на эти летописные записи и изучая их соотношение к Исходному своду, извлекая из Исходного свода все вставки и дополнения, которые осложняют и затемняют первоначальное изложение Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), мы методом этих приемов можем сделать попытку вернуть текст этого древнего нашего летописного свода, который А. А. Шахматов предложил именовать Древним сводом.
Где же находить окончание Древнего свода? Изучая приблизительно пласты в составе «Повести временных лет», мы обусловили 1-ый слой как не доходящий до 1044 г. А. А. Шахматов, уточняя это наблюдение, предлагает Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) считать последнею статьею Древнего свода необъятную статью 1037 г., 20) где сообщено о постройке Ярославом в Киеве новейшей крепости, более широкой, чем прежняя, и целого ряда каменных церквей во главе с «митрополией» - киевскою «Софьею», после этого помещена широкая похвала Ярославу как распространителю христианства. Следующие короткие записи 1038-1043 гг. А. А. Шахматов считает Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) приписками к этому Древнему своду.
Итак, мы знаем, что текст Исходного свода 1093 г. и текст Древ­нейшего свода 1037 г. до известной степени могут быть восстановле­ны из текста «Повести временных лет» с привлечением ряда других текстов (отрывки Исходного свода в Новгородской I летописи млад­шей редакции, заметки из Древнего Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) свода в «Памяти и похвале» и других). Но мы приблизительно получили указание, что меж Древним сводом 1037 г. и Исходным сводом 1093 г. был очередной момент летописной работы в Киеве, 2-ой слой, меж 1044г. и 80-ми годами XI в. Можно ли поставить вопрос о его выявлении из текста «Повести временных Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) лет»?
А. А. Шахматов направил внимание, что с 1061 г. можно наблю­дать в тексте Исходного свода новый прием летописания: записи текущих событий, ведение летописца. По правде, ранее года мы не встречаем четких дат событий (т. е. указаний, не считая года, месяца и денька), которые бы относились к событиям нецерковным. Это Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) значит, естественно, что составитель Древнего свода писал собственный труд, частью основываясь на церковных письменных монументах (откуда брал даты погибели Ольги, Владимира и др.), частью на припоминаниях (когда не докладывал четких дат), т. е. не имел в числе источников какого-нибудь вовремя составляющегося летописца. Под 1061 г. летописатель, сообщая о Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) поражении Всеволода от половцев, показывает, что событие это вышло 2 февраля. Потом идут записи событий снова, по-прежнему того, без четких хронологических дат (1063 г. погибель Судислава в Киеве; под 1064 г. бег­ство в Тмуторокань Ростислава; под 1065 г. поход Святослава на Ростислава в Тмуторокань, начало военных действий Всеслава По­лоцкого, возникновение Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) кометы, извлечение рыбаками из Сетомли детища - уродца, солнечное затмение), но с очевидным указанием на их запись по припоминанию: «в си же времена», «пред сим же временем». Под 1066 г. сообщено о погибели Ростислава в Тмуторокани снова с точною датою (3 февраля); под 1067 г. - поход Ярославичей и битва их на Немиге с Всеславом Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), отмеченная 3 марта; захват Всеслава Ярославичами снова отмечен точною датою 10 июля. Под 1068 г. сообщено о ужасном поражении Ярославичей от половцев и о волнениях в Киеве, определенных деньком 15 сентября.
Из этого обзора записей с точными датами, если возвести их к перу 1-го создателя, зачинателя этого приема своевременных записей с точными датами Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), выходит, что создатель начал свои записывания в Киеве (1061 г.), позже вел их в Тмуторокани (1066 г.), потом снова вне Тмуторокани (1067 г.), хотя, может быть, и в Киеве, где наблюдали, естественно, за военными событиями в Полоцком княжестве, а в 1068 г. уже наверняка в Киеве. Этот ряд наблюдений, - при общем Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) наблюдении, что создатели летописных сводов, работавшие после Древнего свода, были из состава Печерского монастыря в Киевe - позволил А. А. Шахматову обратиться к выяснению того лица из числа монахов этого монастыря, которое могло бы в это вре­мя отлучаться из монастыря в Тмуторокань. В «Житии Феодосия», известном сочинении Нестора конца XI в Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)., поведано, что монах Никон, сотрудник Феодосия и Антония по разработке Печерского мо­настыря, обязан был сначала февраля 1061 г. бежать от гнева князя Изяслава в Тмуторокань. Там Никон пробыл по последней мере до февраля 1066 г. (почему мы имеем дату 3 февраля, как денек погибели Ростислава в Тмуторокани) и Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) потом прибыл в Чернигов, что­бы просить у черниговского князя Святослава об отпуске отпрыска его Глеба на стол Тмуторокани. Но Святослав был в походе против Все­слава. Поджидая его, Никон, возможно, пребывал в Киеве (отсюда четкие даты битвы на Немиге и захвата Всеслава) и обещал монахам Печерского монастыря, что по водворении Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) в Тмуторокани Глеба и по устройстве собственных там дел, он возвратится в Печерский монастырь. Это он и исполнил, почему киевские волнения 1068 г. он обрисовал лично и снабдил точною датою.
Итак, мы можем гласить, что с 60-х годов Никон, монах Печер­ского монастыря, начинает копить материалы для летописной работы Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), отмечая в их вовремя интересовавшие его действия, происходившие там, где он был. Возвратившись в Киев в 1068 г. и тут сейчас проживая, он мог работать над задуманною летописною рабо­тою, и нам надлежит сейчас решить вопрос, какое время обхватывала его летописная работа, в базу которой был положен Древний свод 1037 г Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). с приписками до 1043 г. включительно.
В «Житии Феодосия» Нестор докладывает, что, когда Святослав и Всеволод изгнали Изяслава и в Киеве водворился Святослав, Печерский монастырь выступил против нового киевского князя, порицая борьбу меж князьями как нарушение заветов Ярослава. В итоге столкновения монастыря со Святославом Никон был должен покинуть Киев и уехать вновь Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) в Тмуторокань. Просто увидеть, что весть о погибели Ярослава, изложенное под 1054 г., сопровождается типо его предсмертным завещанием детям, в каком выражена эта самая идея о братской любви меж князьями и о покорении князей киевскому князю, в отца место. Отсюда можно мыслить, что работа Никона обязательно обхватывала 1054-1073 гг., т Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.). к. 22 марта этого последнего года Святослав вступил в Киев и Никону скоро пришлось уехать. Можно уверенно мыслить, что Никон уехал до 7 мая этого же 1073 г., т. к. в летописании осталось незаписанным весть о погибели 1-го из основоположников Печерского монастыря и давнешнего сотрудника Никона - Антония, случившейся в сей день Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.).
Просматривая известия 1043-1054 гг., просто усмотреть, что они все были бы включены Никоном в свою работу, задуманную как продолжение и пополнение Древнего свода, по припоминанию а статья 1051 г. о начале Печерского монастыря взята даже из раздельно существовавшего литературного произведения.
Итак, работа Никона была продолжением Древнего свода 1037 г., доведенным до 1073 г., и Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.), не считая того, пополнением его теми южными тмутороканскими сказаниями и песнями, которые вынес оттуда Никон. Но об этой стороне его работы, как и о политических моментах ее и общей политической установке, мы будем гласить ниже.
Восстановление труда Никона в границах 1044 - 1073 гг., как ясно из вышесказанного, может быть из состава Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) Исходного свода 1093 г. методом удаления тех вставок и переработок, которые в этот труд Никона мог внести игумен Иван, а в границах до 1044 г. труд Никона представлял собою Древний свод с пополнениями Нико­на, отмеченными общим, так сказать, географическим признаком: они все были взяты из сказаний и песен, которые Никон Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) вызнал в Тмуторокани.
Изложив в самых общих чертах те способности, на основании которых восстанавливается текст Древнего свода 1037 г., свода 1073 г. Никона, Исходного свода 1093 г., мы можем приступить к изложению исходной истории нашего летописания, отсылая чита­телей для детализированного ознакомления с вопросами реконструкции тек­ста всех перечисленных выше летописных Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) памятников к двум трудам А. А. Шахматова: «Разыскания о древних российских летописных сводах» (1908 г.) и «Повесть временных лет», т. 1 (1916 г.). В первом из нареченных трудов А. А. Шахматов, не считая теоретических рассуж­дений, дает в конечном итоге реконструированный текст Древнего свода в редакции 1073 г., т. е. текст Печерского Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) свода Никона, с указанием типографским методом 2-ух частей его, слитых вкупе: текста Древ­нейшего свода и текста пополнений и продолжения его, восходящих к перу Никона. А во 2-ой работе предложена реконструкция обеих редакций «Повести временных лет» (т. е. Сильвестровской 1116 и Киевской 1118 г.), при этом особо большим шрифтом в их тексте вы Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.)­делен текст Исходного свода 1093 г., с отнесением в «Приложение» тех кусков Исходного свода, которые были Нестором исключены при его обработке.
Таким макаром, мы в этих трудах А. А. Шахматова имеем вос­становленные тексты всех тех летописных сводов, о которых говорилось выше, кроме первой (Несторовой) редакции «Повести временных лет».

Исходный период Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) летописания Сибири датируется в литературе первыми 4-мя десятилетиями XVII века. Сибирские летописи - российские летописи истории Сибири (Есиповская, Ремезовская, Строгановская и др.) конца XVI-XVIII веков - основной источник ранешней истории российской Сибири.

Есиповская летопись - одна из Сибирских летописей, составленная в 1636 году подьячим сибирского архиепископа Нектария Саввой Есиповым, посвящена памяти Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) Ермака.

Ремезовская летопись - одна из Сибирских летописей, составленная в конце XVII века С.У. Ремезовым. Семен Ульянович Ремезов - российский картограф, географ, историк, составитель планов и описаний г. Тобольска и Тобольского уезда. Важный его труд - рукописная «Чертежная книжка Сибири» (1699-1701) - 1-ый российский географический атлас из 23 карт огромного формата, отличающийся множеством Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) и детальностью сведений и подводящий результат всем имевшимся географическим материалам тех пор.

Строгановская летопись - одна из ранешних Сибирских летописей. О времени ее составления есть разные точки зрения (1620-1630 гг. 1668-1673 гг.). Базирована на не дошедших до нас летописных данных и материалах строгановского вотчинного архива, в том числе на переписке Строгановых Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) с дружиной Ермака. В Строгановской летописи серьезно изложены действия исходного шага присоединения Сибири к Рф.

Членами Императорской археографической комиссией были установлены последующие редакции Сибирских летописей:

I. Строгановская, разделяющаяся на 1) основную, 2) всераспространенную 3)сокращенную редакции.

II. Есиповская, тоже разделяющаяся на 1) основную, 2) всераспространенную 3)сокращенную, при чем типов сокращений - 5.

III. Ремезовскую.

Не считая этих редакций Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) в издании помещена статья «Описание Сибири», начинающаяся рассказом о завоевании Сибири Ермаком и оканчивающаяся сведениями о Китае.

Эссе.

«Исторический источник - парадокс культуры и реальный объект познания»

Формирование источниковедения как научной дисциплины происходит к концу XIX века. В первый раз теория получила отражение в работах Э. Бернгейма. Он Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) считал, что источник-материал, из которого наука берёт зания. И деятельность историка определяется, сначала, внутренними причинами. По Ключевскому В.О. источники - это письменные либо вещественные монументы, в каких отразилась угасшая жизнь отдельных лиц и целых обществ.

Исторический источник – это весь комплекс документов и предметов вещественной культуры, конкретно отразивших исторический Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) процесс и запечатлевших отдельные факты и свершившиеся действия, на основании которых воссоздается представление о той либо другой исторической эре.

Если рассматривать исторический источник как парадокс культуры, то хоть какой исторический источник является сначала объектом культуры, потому что сотворен человеком и несет на для себя отпечаток людской деятельности. Будь это документ либо другой Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) вещественный предмет (как обозначено в определении) он является собой частью культуры, в какой он сотворен, носит на для себя ее отпечатки. Феноменальность исторического источника состоит в том, что он сохраняет внутри себя частицу той культуры, в какой он был сотворен и проносит ее через время, отдавая исследователю.

Исторический источник Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) является частью действительности несущей внутри себя часть инфы, которая укрыта в нем. С помощью этой инфы исследователь может воссоздать историческую ситуацию либо какой или факт либо объект. Но при всем этом исторические источники в силу собственной не однородности и разновидности требуют особых способов зания. Реализация этих способов Летописание Русского централизованного государства (XVI — XVII вв.) отвечает задачки лучшего и высококачественного изъятия находящийся в источники инфы.

Таким макаром Исторический источник является и феноменом культуры частью которой он является и с собой несет и реальным объектом зания, который служит для исторической реставрации.


lesson-3-money-supply-inflation-and-its-types.html
lest-est-lozh-tak-kak-ona-est-zareckaya-e-n-3-34-ritorika-teoriya-i-praktika-rechevoj-kommunikacii-4-e-izd.html
lestnica-grazhdanskogo-uchastiya-stupenka-informirovanie.html