Летописание XIV-XV веков 4 глава

Местное летописание

Кроме общерусского летописания и «параллель-
но» с ним в конце XV-XVI в. продолжали вестись местные лето-
писи. Так, и самом конце XV- начале XVI в. при дворе пермско-
го епископа Филофея был сделай Вологодско-Пермский свод. В
1520-х и 1550-х годах на его базе были составлены еще два ме Летописание XIV-XV веков 4 глава-
стных свода. Посреди XVI п. появилась Холмогорская летопись,
доведенная сначало до 1558 г. Потом она была
продолжена текстом лаконичного Холмогорского летописца, изло-
жение которого доходило до 1659 г. По предположению
Ю.Л. Лимонова, отдельные сообщения Холмогорской летописи
всходят к Летописцу Федора Ярославского XIII в.

К 1499 г. К.Н. Сербина относит окончание первой устюж-
ской Летописание XIV-XV веков 4 глава летописи. Отдельные записи летописного нрава велись
в Успенской церкви Устюга Величавого еще с конца XIII в. Но
только к концу XV в. разрозненные записи были сведены в связ-
ный, достаточно подробный рассказ о местных событиях. С этого
времени летописная традиция Устюга была с перерыва-
ми в течение 3-х веков. Первой сохранившейся Устюжской Летописание XIV-XV веков 4 глава ле-
тописью является свод первой четверти XVI в. (последняя за-
пись относится к 1516-1517 гг.), дошедший в перечнях XVII-


216 РАЗДЕЛ 1

XVIII вв. Не считая местных, oн содержит общерусские, ростовские
и новгородские известия. По воззрению А.Н. Насонова, Устюж-
ский свод относится к типу общерусских провинциальных лето-
писей. Это независящий свод, сделанный Летописание XIV-XV веков 4 глава, может быть, для того,
чтоб доказать неподвластность Устюга ростовским князьям
и его близость с: Москвой. Совместно с тем в нем встречаются кри-
тические замечания в адресок не только лишь великокняжеских воевод,
по и самого сударя. Устюжская летопись использовалась при
подготовке Никоновского свода.

По справедливому замечанию Я.С. Лурье, исследователь, за-
нимающийся Летописание XIV-XV веков 4 глава политической историей XV в., находится в более
удачном положении по сопоставлению не только лишь с историком
XIV в., да и с историком XVI в. Существование в XVI в. только од-
ной общерусской летописной традиции почти во всем затрудняет
исследование политической истории сих пор. Этот про-
бел только отчасти удается заполнить при помощи источников
других видов Летописание XIV-XV веков 4 глава (публицистики, документальных материалов).

Совершенно в ином положении оказывается исследователь при изу-
чении истории Руси XV в., и в особенности его 2-ой половины. Так,
о первой победе Ивана III над Новгородом в 1471 г. докладывают са-
мые разные источники - летописи Москвы и Новгорода, ряд
столичных независящих сводов; есть некоторое количество параллель Летописание XIV-XV веков 4 глава-
ных рассказом и об конечной победе над вечевой республи-
кой в 1477-1478 гг. Так же многообразны и известия о других об-
стоятельствах политической истории 2-ой половины XV в.

6. Летописание и другие исторические
произведения XVII века

Б 1612-1615 гг. появился Пискаревский летописец
(известен в единственном перечне первой половины XVII в.). Су-
дя по Летописание XIV-XV веков 4 глава всему, он был составлен столичным печатником, прожи-
вавшим в Нижнем Новгороде (в качестве более возможных
создателей именуют Никиту Федоровича Фофанова и Арсения
Элассонского). Изложение в Летописце обхватывает действия
1533-1615 гг. и дополнено приписками 1625-1645 гг. Состави-
тель опирался в собственной работе на летописи типа Никоновской и
Воскресенской. Не считая того, он обширно воспользовался какими-то
неведомыми источниками, устными преданиями Летописание XIV-XV веков 4 глава, слухами,
сплетнями, мемуарами современников. Ряд последних за-
писей изготовлен по личным наблюдениям. По воззрению M.Н. Тихо-
мирова, Пискаревский летописец можно отнести к летописям
только по формальным признакам; на самом деле это «воспоминания мо-


ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ XI-XVII ВЕКОВ 217

сквича о событиях конца XVI - начала XVII в.». Источник носит
компилятивный Летописание XIV-XV веков 4 глава нрав и увлекателен сначала оригиналь-
ными сведениями,

Самым большим летописным произведением XVII в. стал Но-
вый летописец. В отличие от предыдущих летописей он охва-
тывает сравнимо маленький период: от конца царствования
Ивана Сурового до поставления на патриаршество Филарета
(1619 г.). Время составления Нового летописца - 20-е - начало
30-х годов XVII в. Может быть, как Летописание XIV-XV веков 4 глава подразумевал С.Ф. Платонов, он
был сотворен при патриаршем дворе, в окружении нового митро-
полита Филарета. Целью написания Летописца, вероятнее всего,
была попытка дать историко-политическое обоснование воцаре-
нию новейшей династии Романовых, Невзирая на свою краткость,
Новый летописец является одним из более знатных и
информативных источников по истории Смуты и Летописание XIV-XV веков 4 глава штатской
войны в Рф начала XVII в.

В конце 30-х годов XVII в. (около 1637 г.) материалы Нового
летописца были соединены с Никоновской летописью, «Пове-
стью о добросовестном житии» царя Федора Ивановича (отличающейся,
кстати, в оценках от Нового летописца), также «Сказанием о
Магмет-Салтане» Ивана Пересветова, Основной переработке
подверглись тексты Никоновской летописи, рассказывающие о
взятии Летописание XIV-XV веков 4 глава Константинополя турками в 1453 г, Компиляция может
рассматриваться практически как новенькая редакция Никоновской
летописи. Составленная, скорее всего, в Троице-Сергиевом
монастыре (Б.М. Клосс, В.Д. Назаров), она имеет отлично выра-
женную церковную направленность. Эта, так именуемая Троиц-
кая, редакция Никоновской летописи 30-х годов XVII в. извест-
на в 7 перечнях XVII-XVIII вв Летописание XIV-XV веков 4 глава. Потом она неоднократ-
но использовалась при составлении компиляций, соединявших
летописные материалы с выписками из хронографов и других
источников. В качестве примера можно привести Троицкий
сборник (Хронограф Арсения Суханова, 50-60-е годы XVII в.).

Сначала 30-х годов XVII в. в западных районах Рф (воз-
можно, в районе г. Белоснежная) был составлен Белъский летописец Летописание XIV-XV веков 4 глава, ко-
торый сохранился в единственном перечне середины XVII в. Его
возникновение связывают с кругами местного служилого дворянства.
Начало и конец летописца утрачены, сохранились известия
только за 1598-1632 гг. Текст основывается на устных рассказах,
записях дворян Бельского и примыкающего уездов, местных летопис-
цах, сказаниях и собственных мемуарах. Данный летопи-
сец является принципиальным источником исследования Смутного Летописание XIV-XV веков 4 глава времени.

Вкупе с тем в XVII в. продолжает вестись, хотя далековато не
так интенсивно, как до этого, патриаршее летописание. Оно предста-


218 РАЗДЕЛ 1

влено патриаршим сводом, следы которого удалось выявить
А.Н. Насонову. Исследования Б.М. Клосса позволяют гласить о
том, что это была превосходная летописная компиляция, подгото-
вленная в Казенном патриаршем приказе в Летописание XIV-XV веков 4 глава 70-х годах XVII в. В
нее вошли материалы Никоновской летописи, Троицкого сбор-
ника, Новгородского свода 1539 г., Хронографа 1617 г., Нового
летописца, также отдельные куски из других источников
(Космография, Хроника Иоахима Вольского, Степенная книжка,
какая-то псковская летопись). Церковное происхождение свода,
как и его связь с патриаршей канцелярией, не вызывают сомне-
ния Летописание XIV-XV веков 4 глава. В нем получили предстоящее развитие главные идеи ми-
трополичьего летописания предыдущих веков - защита пра-
вославия, обоснование союза светской и духовной властей и т. п.
Сразу свод делал новейшую роль: он был собственного рода
справочником и подменял учебную литературу.

В 1679-1680 гг. появился новый Устюжский летописец.
К.Н. Сербииа по перечням XVIII Летописание XIV-XV веков 4 глава в. вернула его состав и об-
щий нрав. Толчком к возобновлению устюжского летописа-
ния, прерванного Смутой, видимо, явилось строительство в
1619 г. в Устюге новейшей соборной церкви. В базу изложения
был положен «русский летописец» (так составитель называл Ус-
тюжскую летопись первой четверти XVI п.), значительно допол-
ненный устными преданиями. Новый летописец был Летописание XIV-XV веков 4 глава светским
произведением. Основное место в нем отводилось описаниям
военных походов, в каких участвовали устюжане. Всячески
подчеркивалась преданность обитателей Устюга столичному пра-
вительству. По-видимому, предпосылкой составления нового Устюж-
ского летописца стало выделение церкви Устюга Величавого из Ро-
стовской епархии и образование самостоятельной Великоустюж-
ской и Тотемской архиепископии. Подобные предпосылки (обра-
зование Летописание XIV-XV веков 4 глава в 1682 г. Холмогорской архиепископии) вызвали подго-
товку Двинского летописца. Он был должен служить собственного рода
исторической справкой о вновь образуемой епархии.

Особенное место посреди летописных источников занимают си-
бирские летописи XVII в. (Есиповская, Строгановская и Кунгур-
ская), восходящие к недошедшему «Написанию, како ириидоша
в Сибирь...». «Написание» повествовало о походе Ермака и было
составлено, возможно Летописание XIV-XV веков 4 глава, еще в конце XVI в, кем-то из полковых ка-
зацких писарей. В ближайшее время получила обширное распро-
странение черта сибирских летописей как особенных ре-
дакций этой «повести». Соответственно, они только условно мо-
гyr относиться к летописному жанру. Вероятнее всего, в данном случае
можно гласить об исторических повестях, имеющих разбивку
на Летописание XIV-XV веков 4 глава годы.


ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ XI-XVII ВЕКОВ 219

Очень изредка историки завлекают и качестве источника
Синопсис Иннокентия Гизеля (издан типографским методом в
1674 г.). Это была 1-ая попытка написать единую историю
«славянороссийского народа», происходившего из Киевской Ру-
си. Синопсис был составлен в Киеве и отражал очень важную то-
гда для Украины тенденцию единства с Россией. Синопсис Летописание XIV-XV веков 4 глава, по-
добно поздним летописям, имеет компилятивный нрав. На-
ряду с. Густынской летописью его создатель использовал «Исто-
рию Польши» Яна Длугоша (3-я четверть XV в.), «Кронику»
Мацея Стрыйконского (1582 г.), Церковные анналы римского
кардинала Цезаря Барония (начало XVII в,). Историческая кон-
цепция И. Гизеля «не выходит за рамки архаических представле-
ний Летописание XIV-XV веков 4 глава», а «его зания о старом мире самые фантастические»32.
Общая тенденция Синопсиса заставляла Иннокентия Гизеля до-
полнять русскую историю совсем неописуемыми подробно-
стями, а заодно исключать из нее все, что не соответствовало
его взорам. Все же Синопсис заполучил огромную попу-
лярность как в Рф, так и па Украине. Он не один раз Летописание XIV-XV веков 4 глава изда-
вался (последний раз в 1861 г.). На наш взор, значение Сино-
псиса как исторического источника еще не до конца оценено ис-
ториками.

7. Хронографы

На замену летописям пришли другие исторические
произведения. Необыкновенную популярность и авторитет в XVII в. при-
обрели хронографы (гранографы). В их поэтапно излагалась
несмирная история от сотворения Летописание XIV-XV веков 4 глава мира. Это были либо перево-
ды греческих хроник, либо фактически древнерусские компиля-
ции, включающие выдержки из Священного писания, греческих
хроник и российских летописей. И те и другие получили обширное
распространение еще в Старой Руси. 1-ые переводы визан-
тийских хронографов (их принято именовать хрониками, чтоб
отличить от российских компилятивных хронографов) - Жору
Амартола, Иоанна Малалы, Жору Синкелла Летописание XIV-XV веков 4 глава - стали известны
тут еще в XI в. На их базе была составлена 1-ая российская
историческая компиляция - Хропоногаф по величавому изложению.
Не считая Исходного свода 90-х годов XI в., к нему всходят хроно-
графические и Толковая палеи, Троицкий хронограф и Еллин-
ский летописец 2-ой редакции. По воззрению О.В. Творогова Летописание XIV-XV веков 4 глава,
Хронограф по величавому изложению был «своего рода объединя-
ющим центром, вокруг которого группировались другие памят-
ники исторического жанра»33. «Великим изложением», очевид-


220 РАЗДЕЛ 1

но, называлась Хроника Жору Амартола, на которую до этого
всего и опирался составитель Хронографа по величавому изложе-
нию. В него вошли также куски из VII и IX книжек Хроники
Иоанна Малалы, некие Летописание XIV-XV веков 4 глава апокрифы и куски неустанов-
ленного источника, повествовавшего об Иудее в эру римского
владычества. Хронограф по величавому изложению - лаконичный кон-
спект глобальной истории, но в центре внимания его соста-
вителя (либо составителей), непременно, была Священная и цер-
ковная история.

Не позже середины XIII в. был сделай хронографический
свод, опиравшийся Летописание XIV-XV веков 4 глава на Хронику Иоанна Малалы (в него практически
полиость вошли VI-Х книжки Хроники) и дополненный фрагмен-
тами из библейских книжек, «Александрии», также «Истории Иу-
дейской войны» Иосифа Флавия. Обычно его принято на-
зывать Иудейским хронографом. К нему всходят сохранившиеся
списки Архивского и Виленского хронографов.

Не позже начала XV в. (видимо, в XIII-XIV вв Летописание XIV-XV веков 4 глава.) появились
Еллинский летописец (архетипная либо 1-ая редакция) и Троиц-
кий хронограф. Более четкой датировке они не поддаются, по-
скольку составлены из заранее более старых источников и ли-
шены внутренних датирующих признаков. Троицкий хронограф
не имеет обмысленной и оправданной композиции. По существу,
это - расширенная редакция Хронографа по величавому изложе-
нию. В Летописание XIV-XV веков 4 глава базе же Еллинского хронографа лежат полные тексты
хроник Жору Амартола и Иоанна Малалы, также ветхозавет-
ных III и IV книжек Царств. По принципам составления и структу-
ре он близок Иудейскому хронографу и отражает исходную ста-
дию развития древнерусской хронографии. Кроме обозначенных
источников оба хронографа в различных композициях использова-
ли библейские Летописание XIV-XV веков 4 глава книжку пророка Даниила с истолкованиями Римско-
го епископа Ипполита, книжку пророка Иеремии, также Сказа-
ние о Софии Цареградской, Житие свв. Константина и Лены и
другие монументы.

Последующим хронографическим сводом был Еллинский летопи-
сец 2-ой редакции, сделанный посреди XV в. (дошел в 9
перечнях XV-XVI вв.). Его составитель продолжил изложение
Хроники Амартола Летописание XIV-XV веков 4 глава до 1391 г., включив в число источников крат-
кийперечень византийских царей, узнаваемый по различ-
ным сборникам начиная с XV п., и летопись, близкую к москов-
скому своду 1448 г. Не считая того, изложение было дополнено све-
дениями по истории церкви, взятыми из различных источ-
ников. В отличие от прошлых, эта редакция Летописание XIV-XV веков 4 глава представляет со-
бой цельный текст, имеющий связное изложение. Все повество-
вание разбито на короткие статьи, надлежащие периодам


ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ XI-XVII ВЕКОВ 221

правления того либо другого царя либо правителя. Тем бы-
ла заложена база структуры Российского хронографа.

Он был составлен на рубеже XV-XVI вв. Древний вид
Российского хронографа представлен Хронографом 1512 г Летописание XIV-XV веков 4 глава. Кроме
сведений из глобальной истории, в него вошло существенное ко-
личество известий, касающихся российской истории (в главном за-
имствования из Сокращенных сводов конца XV в.). Видимо, это
было связано с оформлением идеи Руси - «третьего Рима». Это
умопомрачительно гармоническое и стройное - в композиционном и
стилистическом планах - произведение. Совместно с тем, по мне-
нию О Летописание XIV-XV веков 4 глава.В. Творогова, Хронограф 1512 г. «подобен крепости,
строившейся в течение многих лет и отразившей в собственном совре-
менном виде планы и вкусы нескольких поколений строите-
лей»34. Его составители стремились, судя по всему, сделать свое-
образную историческую энциклопедию, «научный» труд. И эта
задачка была ими удачно выполнена.

Хронограф 1512 г. получил очень обширное распространение Летописание XIV-XV веков 4 глава.
К истинному времени выявлено более 130 его списков XVI -
первой трети XVIII в. Он был применен при составлении ли-
цевого летописного свода, также более поздних редакций Рус-
ского хронографа.

В Хронографе Западнорусской редакции, отсутствует вся библей-
ская история, история государств Востока и Руси. Зато он имеет об Летописание XIV-XV веков 4 глава-
ширное продолжение, излагающее по Хронике Мартина Бель-
ского историю западноевропейских и западнославянских госу-
дарств с XI в. по 1527 г. Считают, что это разъясняется стремле-
нием дополнить уже существовавший Никоновский свод «обзо-
ром исторических событий европейских народов»35. Хронограф
Обширной редакции не сохранился. Известны только восходя-
щие к нему списки Хронографа 1599 г. и Хронографа 1601 г Летописание XIV-XV веков 4 глава. Ос-
новная задачка, которую ставили впереди себя его создатели, -
расширить объем излагающейся инфы, не изменяя осно-
вы. В этой редакции довольно ясно выслеживается процер-
ковная тенденция.

Расцвет хронографического жанра относится к XVII в. Соз-
данные в первой четверти столетия редакции 1617 и 1620 гг. раз-
ных типов, бессчетные Летописание XIV-XV веков 4 глава «хронографы особенного состава» по-
степенно вытеснили хронографы XVI в. и практически на сто процентов за-
менили собой летописи.

В хронографах не только лишь излагались исторические действия.
В их содержались сведения естественно-научного нрава,
пересказывались произведения древней литературы, приводи-
лись выдержки из святоотеческих произведений, христианские
апокрифы, агиографические данные. Это были собственного рода сре Летописание XIV-XV веков 4 глава-


222 РАЗДЕЛ 1

дневековые энциклопедии. К огорчению, историки изредка при-
бегают к хронографическим материалам. Меж тем использова-
ние их в работах по истории старой Руси очень принципиально, тем бо-
лее что сюжеты, образы и свойства, почерпнутые из хро-
нографов, обширно применялись в летописании. Потому правильно
осознать летописные сообщения часто нереально без обра-
щения Летописание XIV-XV веков 4 глава к хронографическим компиляциям, которыми пользова-
лись летописцы.

ГЛАВА 2

Законодательные источники

1. Монументы законодательства
как исторический источник
и способы их исследования

ОДНОЙ из важных политических функций
страны является право формулировать новые нормы жизни
общества, издавать законы. Система законодательства непосред-
ственно отражает деятельность муниципальных институтов по
осуществлению этой функции. Вот поэтому учить полити-
ческую историю нереально Летописание XIV-XV веков 4 глава без документов, зафиксировавших
совокупа всех правовых норм, которые действуют в данном
государстве и регулируют отдельные сферы соц отноше-
ний. Политико-юридическая система, которая отражается в за-
конодательстве, является более общей формой общественного
контроля за поведением человека. По словам В. Бергера, она об-
разует «внешний» концентрический круг общественного давления
на человека. Более же «тесным Летописание XIV-XV веков 4 глава» и - соответственно - жест-
ким оказывается круг личных связей человека (сначала его
дела в семье), которые peгулировались не светскими зако-
нодательными монументами, а нормами канонического права.

С официальным законодательством человек в добуржуазном
обществе сталкивался нечасто. Видимо, с этим связана размы-
тость в древности понятия о законодательном монументе: все
ранешние законы передаются в окружении текстов Летописание XIV-XV веков 4 глава, не имеющих
фактически юридического нрава. Большая же часть повсе-
дневных отношений средневекового человека с окружающими
регулировалась нормами обыденного права, просто говоря, тради-
цией. Она слабо рефлексировалась и, обычно, не находила
отражения в монументах письменного права, так как не нуж-


ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ XI-XII ВЕКОВ 223

далась в санкции (утверждении законодательной властью). По-
добная фиксация - в Летописание XIV-XV веков 4 глава виде исключения - была вероятна в основ-
ном в тех случаях, когда обычай приходил в противоречие с но-
выми отношениями, формирующимися в обществе, и нуждался
в некой корректировке. Нормы обыденного права могли рас-
сматриваться в качестве источника письменных правовых норм,
которые были призваны регулировать или дела меж
новыми, до этого не Летописание XIV-XV веков 4 глава существовавшими соц группами,
или новые дела, в которые не вступали члены традици-
онного общества.

Роль традиции - обыденного права в старой Руси, судя по
всему, была в особенности велика, так как в силу ряда культурно-
исторических обстоятельств тут отсутствовала рецепция римского
права, заложившая базы правовых отношений средневеко-
вых стран Западной Европы. В некий Летописание XIV-XV веков 4 глава степени роль, эк-
вивалентную римскому праву, на Руси игрались правовые нормы,
зафиксированные в Библии. К огорчению, история канониче-
ского права и его место в социальной жизни старой Руси изу-
чены пока недостаточно. Основное внимание исследователей
по ряду обстоятельств в дореволюционной и русской Рф было
обращено па социально-политические Летописание XIV-XV веков 4 глава и социально-экономиче-
ские дела, регулировавшиеся в большей степени нормами
уголовного и цивильного права. Проснувшийся в последние го-
ды энтузиазм к истории российской обыденности принуждает вни-
мательнее относиться к памятникам канонического и церковно-
го права па Руси.

При исследовании законодательных источников следует пом-
нить, что любая правовая норма и закон в Летописание XIV-XV веков 4 глава целом определяют
предпочтительные «стандарты» поведения и поступков. Но из
этого следует, что, пока действует данный закон, соблюдение за-
фиксированных в нем норм не стало общим правилом. В то же
время законы несколько запаздывают относительно самих при-
чин, породивших необходимость формулирования новых пра-
вил отношений людей меж собой, также меж членами дан Летописание XIV-XV веков 4 глава-
ного общества и государством. Не считая того, нельзя забывать,
что, по последней мере, до середины XVII в. на Руси ни один за-
кон никогда вполне не производился. Одной из важных
обстоятельств такового положения было отсутствие со стороны государ-
ства способности держать под контролем выполнение закона не только лишь
па местах, по и в столице Летописание XIV-XV веков 4 глава. Соответственных структур аппарата
власти (как, вобщем, и самого аппарата как такого) просто не
было. Все это задает определенную специфику в исследовании зако-
нодательных источников и использовании инфы, полу-
ченной из их в историческом построении.


224 РАЗДЕЛ 1

Определенные трудности в исследовании ранешних законодатель-
ных источников вызывает разделение их на отдельные статьи Летописание XIV-XV веков 4 глава.
При всем этом учитываются киноварные заглавия, инициалы (либо
пропуски для их), грамматическая структура фраз. От того, на-
сколько точно осуществлено членение текста, почти во всем зави-
сит верное осознание как отдельных правовых норм, так и об-
щего смысла законодательного источника.

Более сложной оказывается неувязка определения, как
«работали» (и работали ли вообщем Летописание XIV-XV веков 4 глава) та либо другая правовая норма
и законодательство в целом. Тут на помощь приходит сравне-
ние правовых норм с данными актового источниковедения и
нарративных источников. В тех случаях, когда это может быть,
лучше также завлекать для решения этого вопроса запис-
ки иноземцев, нередко обращавших внимание на особенности су-
допроизводства в Рф Летописание XIV-XV веков 4 глава.

2. Монументы светского права

«Русская Правда»

Исходные фазы законотворчества в Древнерус-
ском государстве фактически не отразились в дошедшем до нас
комплексе письменных источников. Исключением являются
ссылки на статьи некоего Закона Российского, которые встречаются в
договорах Руси с греками (6415/907 г.: «Олга водивше на роту, и
мужи его по Рускому закону кляшася...»; 6420/911 г.: «Аще ли уда-
рит мечем Летописание XIV-XV веков 4 глава, либо бьеть кацем любо сосудомъ, за то ударение либо
бьспье да вдасть литръ 5 сребра по закону рускому»; 6453/945 г.:
«аще украденное обрящеться продаемо, да вдасть и стоимость его су-
губо, и тъ показъненъ будеть по закону гречьскому, и по уставоу и
по закону рускому», «аще ли от нея [кубары] возметь кто что Летописание XIV-XV веков 4 глава, ли
человека поработить, либо убьеть, да будеть повиненъ закону ру-
ску и гречьску», «ци аще стукнуть мечемъ, либо копьемъ, либо ка-
цемь любо оружьемь русинъ гречина, либо грьчинъ русина, да то-
го деля греха заплатить сребра литръ 5 по закону рускому»). На
основании сравнения этих статей с нормами позднейших за-
конодательных памятников (сначала Летописание XIV-XV веков 4 глава с Российской Правдой)
М.Б. Свердлов попробовал реконструировать этот источник. По-
добные реконструкции можно рассматривать пока только в каче-
стве рабочих гипотез. Направляет на себя внимание то, что в упо-
мянутых статьях употребляются греческие единицы веса (литры).
Вобщем, это могло быть связано с тем, что договоры с Византи-
ей попали Летописание XIV-XV веков 4 глава в летопись в виде переводов с греческого. В литерату-
ре обширно всераспространено мировоззрение, что Закон Российский предста-


ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ XI-XVII ВЕКОВ 225

влял запись норм обыденного права восточных славян. Как
обоснованна такая точка зрения, сказать тяжело. Все же
считается, что конкретно Закон Российский лег в базу первых до-
шедших Летописание XIV-XV веков 4 глава до нас памятников письменного права Старой Руси, ко-
торые принято обобщенно именовать Российской Правдой.

Древним из их является Короткая Правда (20-70-е годы
XI в.). Она представляет собой кодекс норм прецедентного пра-
ва. Всеми этими нормами, видимо, регламентируются отноше-
ния в границах княжеского (позже также и боярского) хозяй-
ства, вынесенного за Летописание XIV-XV веков 4 глава границы официальной столицы государст-
ва. Может быть, это обусловило и заглавие самого монумента
«Правда роськая» (от ранешнего значения слова «русь» - дружинни-
ки). Косвенным доказательством таковой гипотезы может служить
то, что в ряде списков Русскую Правду продолжает Закон Суд-
ный людей («людьми» в Старой Руси называли подданных).
Конкретно в княжеско-дружинной Летописание XIV-XV веков 4 глава среде складывались новые соци-
альные дела, не регламентируемые традицией: меж са-
мими дружинниками, меж дружинниками и «служебной орга-
низацией», меж князем и слугами, князем и свободными кре-
стьянами-общинниками. Все другое население Киевской Руси
в обыденной жизни, вероятнее всего, продолжало руководствовать-
ся нормами обыденного права, нигде не записанными. О их мож Летописание XIV-XV веков 4 глава-
но судить только по косвенным следам, уцелевшим в Российской
Правде, Самым броским из их является, непременно, обычай
кровной мести, об ограничении которого говорится уже в пер-
вой статье Короткой Правды.

Короткая Правда сохранилась в 2-ух перечнях XV в. (в составе
Новгородской I летописи младшего извода) и 11 перечнях
XVIII-XIX вв. Ее текст помещен Летописание XIV-XV веков 4 глава в статье 6521 (1016) г. после со-
общения о том, что Ярослав Мудрейший отдал новгородцам Правду и
Утомившись - за помощь в борьбе против Святополка Проклятого. Текст
Российской Правды - очевидно вставной - в старшем изводе Новгород-
ской I летописи отсутствует.

По структуре и источникам, которые вошли в ее состав,
Короткую Правду принято разделять на Правду Ярослава (1-ые Летописание XIV-XV веков 4 глава 17
статей по разбивке М.Н. Тихомирова; в самих текстах деления
на статьи нет) и Правду Ярославичей. Существование Правды
Ярослава основывается на формальном признаке (ее текст пред-
шествует записи о съезде Ярославичей, на котором они «устави-
ли Правду руськои земли»). Но в более поздней Простран-
ной Правде, в какой запись Летописание XIV-XV веков 4 глава о съезде отпрыской Ярослава приво-
дится, вероятнее всего, в начальном виде, идет речь только об
отмене кровной мести и подмене се валютным штрафом, «а ино
все якоже Ярослав судил, такоже и сынове его уставиша». Это да-
8 — 4463


226 РАЗДЕЛ 1

ет основания для колебаний о существовании Правды Ярослави-
чей. Из состава Правды Ярослава время от времени Летописание XIV-XV веков 4 глава выделяются 1-ые 10
статей, которые, по воззрению М.Н. Тихомирова, составляли Древ-
нейшую Правду. Считается, что она была составлена в Новгоро-
де около 1016 г. В 1036 г. на ее базе была сотворена Правда Яро-
слава. После его погибели (около 1072 г.) во время съезда в Выш-
городке Ярославичи дополнили ее еще рядом Летописание XIV-XV веков 4 глава статей (до ст. 26).
Новейшую редакцию Правды связывают с городскими восстаниями
1068-1071 гг., так как в нее вводятся завышенные валютные
штрафы за убийство княжих людей. Другие статьи Короткой
Правды, частично повторяющие нормы Древней Правды,
принято считать дополнительными, введенными позже. К бо-
лее позднему времени относят также Покон вирный, устанавлива-
ющий нормы прокорма сборщиков судебных Летописание XIV-XV веков 4 глава платежей, и Урок
мостникам, определяющий цены за мощение новгородских
улиц (оба датируются первой половиной XII в.). Невзирая на,
может быть, составной нрав, Короткая Правда рассматривает-
ся как единый цельный монумент, появившийся в итоге целе-
направленного редактирования ее текста на рубеже XI-XII вв.

Возникновение первого монумента письменного права, вероят-
но, было Летописание XIV-XV веков 4 глава вызвано тем, что конкретно в княжеском окружении нача-
ли формироваться новые, нетрадиционные социальные отноше-
ния, не подпадавшие под обыденные нормы. Основой «официаль-
ного», «необычного» законодательства могли выступать как пе-
реработанные античные правовые монументы (типа Закона Рус-
ского) и классические нормы права, так и нормы принципиаль-
но новые Летописание XIV-XV веков 4 глава, взятые, вероятнее всего, из более авторитет-
ного - для князя и его окружения - источника, Священного пи-
сания. О том, что конкретно библейские нормы легли в базу
письменного законодательства, можно судить хотя бы по очевид-
ным параллелям статей Российской Правды и ветхозаветных тек-
стов:


let-s-obshim-nedorazvitiem-rechi-5.html
let-zhil-odin-v-tajge-potom-on-pobedil-svoj-strah-i-vishel-k-lyudyam-no-teper-vse-boyalis-ego.html
letalnie-ishodi-do-pribitiya-i-v-prisutstvii-brigadi-skoroj.html